Фанат-гусятник

 

Написать мне письмо

+7 905 743-72-81

 

 

 

Мои статьи

 

ГлавнаяМои статьи → Не может быть

УНИКАЛЬНЫЕ СЛУЧАИ ИЗ МОЕЙ МНОГОЛЕТНЕЙ ОХОТЫ С ГОНЧИМИ

(мои невероятные попадания и удивительные промахи)

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ("Российская охотничья газета", № 13, 2013)

П-у-у-у-х! – неожиданно слабо прозвучал одиночный выстрел. Снег скомкал, смял звук, поглотил и развеял по болоту.

– Не может быть! Вышла на первом кругу! – произношу про себя. На этом лазу редко случается выход зверя. В лучшем случае один из десяти, как правило, если зверь пришлый или сильно напуган. Там самый короткий путь в соседний захламленный лес, где имеются многочисленные времянки и выводковые норы барсука, лисицы, енота. Но местность открытая, ни былинки, ни травинки, кругом скошенный луг. Остерегается этого лаза зверь. Поэтому ходит где покрепче, низинками с некосью, непроходимой чапыгой, заросшими кустами мелиоративными канавами.

Старший брат Виктор остался на том лазу, когда моя русская пегая гончая Чара помкнула по лисице, а я побежал дальше.

– Взял? Почему один раз стрелял? Если лисица вышла на чистое место, то и одного выстрела хватит – надеюсь я.

– Ай-ай-ай-ай – медленно, уверенно течёт собачья песня. Гон плавно приближается к месту стрельбы. На секунду, вторую мелодия гона сфальшивила, прервалась, затем вновь полилась ровно и весело.

Четыре дня назад выпал первый снег, и мы каждый день в поле. Молодец Чара! Всего два года, а она на удивление нестомчива, с крепкими ногами и развитой дыхалкой. Не прошли даром наши регулярные тренировки на выносливость. Со щенячьего возраста в любую погоду следует за мной как нитка за иголкой, всюду и везде. Сколько километров пробежала за моей двухколесной иж-планетой? Сколько обуви стерто при нагонке – трудно посчитать. Но цель достигнута – собака поставлена. А божий дар – чутье и вязкость досталось по наследству. Спасибо заводчикам братьям Муравьёвым. Это потомки их легендарных гончих продолжают удивлять настойчиво передающимися по наследству высокими рабочими качествами. А невысокая паратость Чары в условиях мелкоостравной местности – большой плюс. Зверь не боится, ходит перед собакой и добыть его не представляется большого труда. Лишь бы не подшуметь.

На одном из верных лазов я поджидаю осторожную лисицу. Тихо сижу на давно приготовленном для этой цели пеньке. На фоне густых кустов тальника, скрытый по грудь выцветшей осокой и тимофеевкой, в верхней одежде из серого армейского сукна, я совершенно не заметен для зоркого зверя. Передо мной узкая скошенная луговина с наезженной грунтовой дорогой, за ней непроходимые заросли пойменных тальников длинною в километр вперемешку с мелкими озерцами, лужами густо поросшими болотной растительностью. За спиной непроходимая чапыга, мелиоративные канавы, гривки с раскидистыми осокорями, копнами и стогами сена на возвышенностях. Эта местность весной заливается полыми водами недалёкой Оки. Славится хорошими сенокосами, обилием водоплавающей дичи и гигантскими количеством мышевидных грызунов – основной пищей стабильного поголовья лисицы.

Ай-Ай-Ай-Ай – размеренно голосит выжловка в дальнем конце острова. Кружит кума по кустам, слушает собаку. Не понимает, что нужно этой надоедливой псине. Зачем преследует по пятам, брешет, надрывается? Наверняка первый раз в такой ситуации. Наконец пошла по прямой. Задумала, плутовка, оторваться от собаки, а самый лёгкий путь для неё по льду замёрзшего озера. Затем наверняка перескочит луговину в единственном узком месте и уйдёт в соседний остров. Гон приближается. 400-300-200 метров до собаки. Вот-вот должен выйти зверь. Этот лаз используют несколько поколений местных лисиц. И не ведает рыжая, что у неё на пути ожидает гораздо большая опасность в образе терпеливого охотника с ружьём.

– Тр-тр-тр-тр – трещит лёд.

Ши-ши-ши-ши-шуршит замёрзшая трава.

Вижу брат Виктор, пригнувшись, короткими перебежками спешит на голос выжловки и совсем не замечает меня, сидящего на пеньке.

– Тьфу ты – в сердцах ругаюсь – Откуда ты взялся? Зачем ломишься, если гон приближается. Азарт затмил разум? Оттоптал зверя! Встречаемся. Рассказывает, что стрелял с короткой дистанции по лисице через кусты. Понятно, опять горячку спорол. Прошу занять мое место и никуда не уходить.

– Топ-топ-топ – бегу по дороге вслед удалившемуся гону.

– Шлёп-шлёп-шлёп – шлёпает рюкзак с термосом по спине. Тороплюсь занять другой верный лаз у одинокой раскидистой ольхи. До него около километра. Добежал. В изнеможении опускаюсь на пенёк. Какой я молодец, что оборудовал засидки заранее. Кружка горячего чая, и я опять весь внимание. Напуганная лисица упрямо водит собаку по крепям.

Вечереет. Через час стемнеет окончательно. Солнце на горизонте ярко жёлто-красного цвета. Это к устойчивой морозной погоде. Исключительная слышимость сегодня. Каждый звук в прозрачном воздухе отчётливо выделяется и не затухает. Лай деревенских собак, переговоры рыболовов на реке, стук топора припозднившегося лесоруба, стрёкот сорок со всей округи собравшихся на ночёвку в непроходимые крепи, всё слышно на огромном расстоянии на фоне абсолютного безветрия.

– Тр-тр-тр-тр – опять трещат лёд и кусты.

Опять Виктор ломится? Я просил его никуда не уходить! Нет, это не брат, а местный завистливый хапуга, вечный скиталец по угодьям. Пробовал он охотиться, рыбачить, но лишь сбор грибов-податавликов освоил. Отсюда и меткое прозвище – Грыбок. С топором и длинной палкой-рогатиной спешит на голос гончей.

– Зачем, - спрашиваю – пришёл? На собаку посмотреть? Лисицу топором зарубить? Всё, конец охоте. Подшумели зверя окончательно. Гон отодвинулся в дальнюю часть острова и снова возвращается. Невероятно! Лисица однозначно дезориентирована огромным объёмом звуковой информации и боится покинуть крепи, где чувствует себя в относительной безопасности, соизмеряет свои силы, и не видит в преследующей собаке врага.

Снова я на новом лазу. Сижу на льду длинного узкого озера с хорошим обзором перед собой на 50 метров и 30 метров слева. Кругом непролазные крепи старых дремучих тальников и болотной растительности. Здесь много свежих следов собаки и лисицы. Зверь неоднократно выходил на лёд, перемещался в разных направлениях. Гон дважды проходил совсем рядом, но работа гончей настораживает, озадачивает меня. Частые перемолчки, сколы, что случилось? Устала выжловка? Гонит по старому следу? Врёт? Но я верю своей собаке.

Слева затрещали сороки, загалдели, взлетели и опустились снова. Кто тревожит их в эту минуту? Сейчас они мои информаторы и осведомители. Это ястреб-тетеревятник в пестрой тельняшке низом быстро проносится мимо. Мой живой сумеречный помощник. Даже длинные рваные тени густых высоких зарослей помогают мне, надёжно скрывают от внимательных глаз чуткого зверя. Я знаю, я чувствую, лисица где-то рядом, и обязательно покажется. Я готов к этому. Нижний ствол привычного боксфлинта заряжен проверенным патроном с единицей, если лисица выйдет до 30 метров. Подранка не должно быть. В верхнем уникальный самокрут – дробь 4/0 пересыпанная крахмалом и тщательно уложенная в контейнер Хубертус. Патрон специально собран для дальних дистанций и в сочетании со сверловкой ствола надёжное поражение до 50 метров гарантировано.

Медленно кручу головой, жду выхода лисицы. Вот она! Неожиданно, как призрак возникла из мира теней и сумрака. Стоит слева в 20 метрах от меня. Яркая, рыжая, в белоснежном галстуке. Изящная и грациозная, внимательно смотрит в глаза. Заметила моё движение? Стрелять? До зарослей 2 – 3 метра. Не успею. У плутовки молниеносная реакция на опасность. Кажется, я перестал дышать, боюсь моргнуть глазами, спугнуть желанного зверя. Холодный пот выступил на лбу, заколотило, затрясло. Однозначно я переохладился, заболел. Вот и руки побелели, крепко сжимая пистолетную ложу и цевьё ружья. Несколько томительных секунд длилась дуэль глазами. Догадываюсь, ее пронзительный взор направлен в никуда, сквозь меня. Она меня не видит! Треугольные черные ушки зашевелились на макушке, вверх, вниз задвигался влажный нос. Суетливо озираясь по сторонам, нервно перебирая передними лапками, кумушка сделала несколько неуверенных шагов вперёд, оглянулась и трусцой засеменила по натоптанной тропинке к середине озера.

Видно сам покровитель охотников и рыболовов преподобный святой Трифон своей всевышней волей предотвратил мой выстрел и решил за великое терпение и нелёгкие охотничьи труды щедро вознаградить меня редким памятным подарком на долгие годы. В сей миг другая лисица внезапно выскочила на лёд и остановилась на дальнем берегу озера. Одна лапа приподнята, как у легавой на стойке, хвост–руль вытянут вдоль спины, уши торчком. Замерла. Внимательно слушает приближающуюся гончую, готовая в любую секунду стремительно метнуться в спасительные заросли. Взведённая боевая пружина, а не зверь!

Первая лисица продолжает движение своим курсом и скоро их путь пересечется. Шальная, дерзкая мысль – догадка метнулась в голову, пронзила сознание, заставила усиленно трепетать сердце, парализовала ноги, руки, выбила слезу из глаз.

– Не может быть! Этого просто не может быть! – а душа уже поёт в предвкушении неожиданно подвалившего охотничьего счастья.

– Дорогая, родимая лисичка, сделай шаг, ещё и ещё один! – просит доброе сердце.

– До ближней 25 метров, - результат гарантирован. До дальней около 50 метров. Результат под вопросом – прагматичный считает мозг.

– Что делать? Как быть? – волнуется беспокойная душа – Между целями 20 метров. Достану ли?

Медленно поднимаю ружье. Палец на спусковом крючке верхнего ствола. Я знаю его особенности высить на 20-30 сантиметров. На это и рассчитываю. Мушка упирается в правый бок ближней лисицы. Медленно движется вместе с ней. Лишь цели совместились, нажимаю на гашетку. Стоп, мгновенье, ты прекрасно! Исключительно редко случаются подобные выстрелы. Как долго мы их ждём и вечно помним.

Звук неожиданного выстрела испугал и поднял в воздух сотни задремавших сорок и ворон. Шумом и гамом объявил всей округе о невиданной удаче. Снаряд узкой дробовой струйкой резко хлестнул по снегу. Убил наповал дальнюю и сломал позвоночник ближней лисице. Дошедшая гончая равнодушно ткнулась в нее носом. Затем нашла, загребла, подмяла под себя, сдавила железными челюстями дальнего зверя. Ведь гоняла весь день она именно его, а ближний зверь оказался шумовым, постоянно путался под ногами, и мешал своим присутствием правильному поиску. Отсюда и гон казался муроватым, не верным. Правильно говорят бывалые выжлятники: Собакам надо верить!

– Дошёл! – громко объявляю о победе.

Иду с трофеями и показываю двух добытых лисиц. До сих пор помню удивлённые глаза и возглас брата:

– Не может быть! Ты же один раз стрелял!

Другие мои статьи из серии "Уникальные случаи из моей многолетней охоты с гончими (мои невероятные попадания и удивительные промахи)":
"Дважды убитый"
"Ушастый оборотень"
"Ведение"

 

Обо мне

О гусях

Мои статьи

Фотогалерея

Мои видео

Магазин

Доставка и оплата

Написать мне письмо

© 2010 − 2018
Фанат-гусятник

+7 905 743-72-81

Новости

Магазин

Оплата и доставка

Обратная связь

Хостинг Макхост | Управление сайтами | Программирование на Delphi

spacer
spacer